oksana52 (oksana52) wrote,
oksana52
oksana52

ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ МОСКОВСКИЙ ИВАН III ВАСИЛЬЕВИЧ

Иван III – великий князь Московский и государь всея Руси, при котором Русское государство окончательно избавилось от внешней зависимости и существенно раздвинуло свои границы.

Иван III окончательно прекратил выплачивать дань Орде, присоединил к Москве новые территории, провел целый ряд реформ и создал основу того государства, которое носит гордое имя Россия.

В 16-летнем возрасте его отец, великий князь Василий II, прозванный из-за слепоты Темным, назначил Ивана своим соправителем.

Иван III, великий князь московский (1462-1505).

Иван родился в 1440 г. в Москве. Он появился на свет в день памяти апостола Тимофея, поэтому в его честь получил имя при крещении – Тимофей. Но благодаря ближайшему церковному празднику – перенесению мощей св. Иоанна Златоуста, княжич получил имя, под которым он больше всего известен.

Иван III принимал активное участие в борьбе с Дмитрием Шемякой, ходил в походы против татар в 1448 г., 1454 г. и 1459 г.

Великие князья Василий Темный и его сын Иван.

Важную роль в воспитании наследника престола играли именно военные походы. В 1452 г. двенадцатилетний Иван уже был послан номинальным главой войска в поход на устюжскую крепость Кокшенгу, который был успешно завершен. Вернувшись из похода с победой, Иван Васильевич обвенчался со своей невестой, Марией Борисовной, дочерью князя Бориса Александровича Тверского. Этот выгодный брак должен был стать символом примирения вечных соперников – Твери и Москвы.

С целью узаконить новый порядок престолонаследия, Василий II еще при жизни назвал Ивана великим князем. Все грамоты писались от имени двух великих князей.

В 22-летнем возрасте он занял престол после смерти отца.

Иван продолжил политику отца по консолидации Русского государства.

По завещанию отца Иван получил самый большой по территории и значимости удел, в который помимо части Москвы входили Коломна, Владимир, Переяславль, Кострома, Устюг, Суздаль, Нижний Новгород и другие города.

Иван III Васильевич

Его братья Андрей Большой, Андрей Меньшой и Борис получили в уделы Углич, Вологду и Волоколамск. Иван стал «собирателем» русских земель с помощью искусной дипломатии, покупал их и захватывал силой. В 1463 г. было присоединено княжество Ярославское, в 1474 г. – княжество Ростовское, в 1471–1478 гг. – обширные Новгородские земли.

В 1485 г. власть Ивана признала осажденная Тверь, а в 1489 г. – Вятка, большая часть Рязанских земель; было упрочено влияние на Псков.
В результате двух войн с Литвой (1487–1494 и 1501–1503 гг.) во владение Ивана перешли значительные части Смоленского, Новгород-Северского и Черниговского княжеств.

Тридцать лет не было врагов под стенами Москвы. Выросло целое поколение людей, ни разу не видевших ордынцев на своей земле.
Ливонский орден платил ему дань за город Юрьев. Он стал первым князем Московским, притязавшим на всю территорию Киевской Руси, включая западные и юго-западные земли, которые входили в то время в состав Польско-Литовского государства, что стало причиной многовековой распри между Русским государством и Польшей.

Успенский Собор в Московском Кремле

Усилив свои позиции, Иван III начал вести себя как независимый от монголов государь, перестал платить им дань.

Хан Ахмат решил восстановить господство Орды над Русью. Честолюбивый, умный, но осторожный, он несколько лет готовился к походу против русской земли. Победами в Средней Азии и на Кавказе он снова поднял могущество ханства, укрепил свою власть. Однако Ахмат не сумел удержаться в Крыму. Здесь на ханском престоле сидел вассал турецкого султана Менгли-Гирей. Крымское ханство, выделившееся из Золотой Орды, с тревогою следило за усилением державы Ахмата. Это открывало перспективы русско-крымского сближения.

При Иване III завершился процесс объединения русских земель, потребовавший вековых напряженных усилий всего народа.

В 1480 г. энергичный и удачливый Ахмат, заключив союз с литовским королем Казимиром, поднял в поход на Русь Большую Орду, собрав все силы своей огромной, еще грозной империи. Над Русью вновь нависла опасность. Момент для нашествия хан выбрал весьма удачно: на северо-западе шла война русских с Орденом; враждебной была позиция Казимира; начался феодальный мятеж против Ивана Васильевича его братьев Андрея Большого и Бориса на почве территориальных споров. Все как будто складывалось в пользу монголов.

Войска Ахмата подошли к реке Угре (притоку Оки), которая протекала по границе Русского государства и Великого княжества Литовского.

Попытки татар форсировать реку не имели успеха. Началось «стояние на Угре» войск противников, которое закончилось в пользу русских: 11 ноября 1480 г. Ахмат повернул прочь. Где-то на зимовье в устье Северного Донца Иван Васильевич настиг его чужими руками: сибирский хан Ивак отрубил Ахмату голову и отправил ее великому князю в доказательство, что враг Москвы повержен. Иван III приветливо встретил послов Ивака и одарил их и хана.

Таким образом, пала зависимость Руси от Орды.

Иван III Васильевич 

В далеком 1462 г. Иван III унаследовал от отца, Василия Темного, немалое Московское княжество, территория которого достигала 400 тыс. кв. км. А сыну своему, княжичу Василию III, он оставил обширную державу, площадь которой выросла более чем в 5 раз и превышала 2 млн кв. км. Вокруг когда-то скромного княжества сложилась мощная держава, ставшая самой крупной в Европе: «Изумленная Европа, – писал К. Маркс, – в начале царствования Ивана даже не подозревавшая о Московии, затиснутой между Литвой и татарами, была ошеломлена внезапным появлением огромной империи на ее восточных границах, и сам султан Баязет, перед которым она трепетала, услышал впервые от московитов надменные речи».

При Иване были введены сложные и строгие дворцовые церемониалы византийских императоров.

Первая жена Великого князя тверская княжна Мария Борисовна умерла в 1467 году, не дожив и до тридцати лет. По прошествии двух лет после кончины супруги, Иоанн III решил жениться вновь. Избранницей его стала царевна София (Зоя) - племянница последнего византийского императора Константина XI, погибшего в 1453 году при взятии Константинополя турками. Отец Софии, Фома Палеолог, бывший деспотом Мореи (полуостров Пелопоннес), вскоре после падения Константинополя бежал вместе с семьей от турок в Италию, где его дети были взяты под папское покровительство. Сам же Фома, ради этой поддержки, перешел в католицизм.

Софья и ее братья воспитывались ученым греком кардиналом Виссарионом Никейским (бывший греческий митрополит - «архитектор» Флорентийской унии 1439 г.), который был известен как убежденный сторонник подчинения Православных Церквей римскому престолу. В связи с этим римский папа Павел II, который, по словам историка С.М.Соловьева, «без сомнения желая воспользоваться случаем завязать сношения с Москвою и утвердить здесь свою власть посредством Софии, которую по самому воспитанию ее не мог подозревать в отчуждении от католицизма», в 1469 году предложил Великому князю Московскому брак с византийской царевной. При этом, желая скорее добиться приобщения к унии Московского государства, папа дал инструкции своим посланникам обещать Руси Константинополь как «законное наследие Русских Царей».

 Зоя Палеолог

Переговоры о возможности заключения этого брака длились три года. В 1469 году в Москву прибыл посланник от кардинала Виссариона, который и привез предложение Московскому князю взять в жены царевну София. При этом от Иоанна III утаивался переход Софии в униатство - ему было сообщено, что царевна греческая отказала двум женихам - королю французскому и герцогу медиоланскому будто бы из преданности к отцовской вере. Великий князь, как говорит летописец, «взял эти слова в мысль», и, посоветовавшись с митрополитом, матерью и боярами согласился на этот брак, отправив состоявшего на русской службе выходца из Италии Ивана Фрязина к римскому двору сватать Софию.

«Папе хотелось выдать Софию за московского князя, восстановить Флорентийское соединение, приобресть могущественного союзника против страшных турок, и потому ему легко и приятно было верить всему, что ни говорил посол московский; а Фрязин, отказавшийся от латинства в Москве, но равнодушный к различию исповеданий, рассказывал то, чего не было, обещал то, чего быть не могло, лишь бы уладить поскорее дело, желанное и в Москве не менее, чем в Риме», - пишет об этих переговорах русского посланника (который, заметим, будучи в Риме, исполнял все латинские обычаи, скрывши, что принял в Москве православную веру) С.М.Соловьев. В итоге, обе стороны остались довольны друг другом и римский папа, которым с 1471 года был уже Сикст IV,передав через Фрязина в подарок Иоанну III портрет Софии, просил Великого князя высылать за невестой бояр.

1 июня 1472 году в базилике святых апостолов Петра и Павла состоялось заочное обручение. Великого князя Московского представлял в ходе этой церемонии Иван Фрязин. 24 июня большой поезд (обоз) Софии Палеолог вместе с Фрязиным выехал из Рима. А 1 октября, как пишет С.М.Соловьев, «пригнал во Псков гонцом Николай Лях от моря, из Ревеля, и объявил на вече: "Царевна переехала море, едет в Москву, дочь Фомы, князя морейского, племянница Константина, царя цареградского, внука Иоанна Палеолога, зятя великого князя Василия Дмитриевича, зовут ее София, она будет вам государыня, а великому князю Ивану Васильевичу жена, и вы бы ее встретили да приняли честно".

Объявив это псковичам, гонец в тот же день поскакал к Новгороду Великому, а оттуда в Москву». После долгого путешествия, 12 ноября 1472 г. София въехала в Москву и в тот же день была повенчана митрополитом Филиппом с князем Московским Иоанном III в Успенском соборе.

Великий князь Иван III и Софья Палеолог.

Планы же Римского папы сделать царевну Софию проводником католического влияния потерпели полный провал. Как отмечал летописец, по прибытии Софии на Русскую землю, «был с нею и владыка свой (кардинал), не по нашему обычаю одетый весь в красное, в перчатках, которых никогда не снимает и благословляет в них, и несут перед ним распятие литое, высоко взоткнутое на древке; к иконам не подходит и не крестится, в Троицком соборе приложился только к Пречистой, и то по приказанию царевны». Это неожиданное для Великого князя обстоятельство заставило Иоанна III собрать совещание, которому предстояло решить принципиальный вопрос: пускать ли в Москву католического кардинала, который всюду шествовал перед царевной с высоко поднятым латинским крестом. Исход споров решило слово митрополита Филиппа, переданное Великому князю: «Нельзя послу не только войти в город с крестом, но и подъехать близко; если же ты позволишь ему это сделать, желая почтить его, то он в одни ворота в город, а я, отец твой, другими воротами из города; неприлично нам и слышать об этом, не только что видеть, потому что, кто возлюбит и похвалит веру чужую, тот своей поругался». Тогда Иоанн III повелел отобрать у легата крест и спрятать его в санях.

А на другой день после венчания, когда папский легат, поднося Великому князю дары, должен был заговорить с ним о соединении церквей, он, как говорит летописец, совершенно растерялся, потому что митрополит выставил против него на спор книжника Никиту Поповича: «иное, спросивши у Никиты, сам митрополит говорил легату, о другом заставлял спорить Никиту; кардинал не нашелся, что отвечать, и кончил спор, сказавши: "Нет книг со мною!"» Сама же царевна по прибытии на Русь, по словам историка С.Ф.Платонова,  «ничем  не  содействовала  торжеству  унии», а потому «брак московского князя  не повлек за собой никаких видимых последствий для Европы и католичества». Софья немедленно отказалась от вынужденного униатства, продемонстрировав возвращение к вере своих предков. «Так неудачно кончилась попытка римского двора восстановить Флорентийское соединение посредством брака князя московского на Софии Палеолог», - заключал С.М.Соловьев.

Последствия этого брака оказались совершенно иными, чем рассчитывал римский понтифик. Породнившись с византийской императорской династией, Московский князь как бы символически получал от своей супруги права государей, павшего под турками Второго Рима и, принимая эту эстафету, открывал новую страницу в истории Русского государства как Третьего Рима. Правда, у Софии были братья, которые также могли претендовать на роль наследников Второго Рима, но они  иначе распорядились своими наследственными правами. Как отмечал Н.И.Костомаров, «один из ее братьев, Мануил, покорился турецкому султану; другой, Андрей, два раза посещал Москву, оба раза не ужился там, уехал в Италию и продавал свое наследственное право то французскому королю Карлу VIII, то испанскому - Фердинанду Католику. В глазах православных людей передача прав византийских православных монархов какому-нибудь королю латиннику не могла казаться законною, и в этом случае гораздо более права представлялось за Софиею, которая оставалась верна Православию, была супругой православного Государя, должна была сделаться и сделалась матерью и праматерью его преемников, и при своей жизни заслужила укор и порицания папы и его сторонников, которые очень ошиблись в ней, рассчитывая через ее посредство ввести в московскую Русь флорентийскую унию».

«Брак Ивана и Софьи получал значение политической демонстрации, - замечал В.О.Ключевский, - которою заявляли всему свету, что царевна, как наследница павшего византийского дома, перенесла его державные права в Москву как в новый Царьград, где и разделяет их со своим супругом».

Символом преемственности Московской Руси от Византии стало принятие Иоанном III в качестве государственного герба Московской Руси двуглавого орла, который считался официальным гербом Византии при последней династии Палеологов (как известно, во главе свадебного поезда царевны Софьи развивался золотой стяг, с вытканным на нем черным двуглавым орлом).

Да и многое другое с этих пор на Руси стало меняться, принимая подобие византийского. «Это делается не вдруг, происходит во все время княжения Ивана Васильевича, продолжается и после смерти его, - отмечал Н.И.Костомаров.

- В придворном обиходе является громкий титул царя, целование монаршей руки, придворные чины (...); значение бояр, как высшего слоя общества, падает перед самодержавным Государем; все делались равны, все одинаково были его рабами. Почетное наименование "боярин" становится саном, чином: в бояре жалует Великий князь за заслуги. (...) Но всего важнее и существеннее была внутренняя перемена в достоинстве Великого князя, сильно ощущаемая и наглядно видимая в поступках медлительного Ивана Васильевича. Великий князь сделался Государем самодержцем. Уже в его предшественниках видна достаточная подготовка к этому, но Великие князья московские все еще не были вполне самодержавными монархами: первым самодержцем стал Иван Васильевич и стал особенно после брака с Софиею. Вся деятельность его с этих пор была последовательнее и неуклоннее посвящена укреплению единовластия и самодержавия».

Говоря о последствиях этого брака для Русского государства, историк С.М.Соловьев справедливо замечал: «Великий князь московский на деле был сильнейшим из князей Северной Руси, которому никто не мог противиться; но он продолжал еще носить название великого князя, что означало только старшего в роде княжеском; он еще недавно кланялся в Орде не только хану, но и вельможам его; князья-родичи еще не переставали требовать родственного, равного обхождения; члены дружины еще сохраняли старое право отъезда, а это отсутствие прочности в служебных отношениях, хотя на деле и пришедшее к концу, давало им повод думать о старине, когда дружинник при первом неудовольствии отъезжал от одного князя к другому и считал себя вправе знать все думы княжеские; при дворе московском явилась толпа служилых князей, которые не забыли о своем происхождении от одного родоначальника с московским великим князем и выделялись из дружины московской, становясь выше ее, следовательно, имея еще более притязаний; церковь, содействуя московским князьям в утверждении единовластия, давно уже старалась дать им высшее значение относительно других князей; но для успешнейшего достижения цели нужна была помощь преданий Империи; эти-то предания и были принесены в Москву Софиею Палеолог. Современники заметили, что Иоанн после брака на племяннице императора византийского явился грозным государем на московском великокняжеском столе; он первый получил название Грозного, потому что явился для князей и дружины монархом, требующим беспрекословного повиновения и строго карающим за ослушание, возвысился до царственной недосягаемой высоты, перед которою боярин, князь, потомок Рюрика и Гедимина должны были благоговейно преклониться наравне с последним из подданных; по первому мановению Грозного Иоанна головы крамольных князей и бояр лежали на плахе. Современники и ближайшие потомки приписали эту перемену внушениям Софии, и мы не имеем никакого права отвергать их свидетельство».

Софья Палеолог

Софья, оставившая о себе память в Европе своей чрезвычайной дородностью, обладала незаурядным умом и вскоре достигла заметного влияния. Иван по ее настоянию предпринял перестройку Москвы, возвел новые кирпичные кремлевские стены, новый дворец, зал для приемов, собор Успения Богоматери в Кремле и многое другое. Строительство велось и в других городах – Коломне, Туле, Иван-городе.

При Иоанне Московская Русь, усиленная и сплоченная, окончательно сбросила с себя татарское ярмо.

Хан Золотой Орды Ахмат еще в 1472 году предпринял, по внушениям польского короля Казимира, поход на Москву, но взял только Алексин и не мог перейти Оки, за которой собралось сильное войско Иоанна. В 1476 году Иоанн отказался платить Ахмату дань, и в 1480 году последний вновь напал на Русь, но у реки Угры был остановлен войском великого князя. Сам Иоанн и теперь еще долго колебался, и лишь настойчивые требования духовенства, особенно ростовского епископа Вассиана, побудили его лично отправиться к войску и прервать переговоры с Ахматом.

Несколько раз Ахмат пытался прорваться на другой берег Угры, но все его попытки пресекались русскими войсками. Эти военные действия вошли в историю как «стояние на Угре».

Всю осень русское и татарское войско простояли одно против другого на разных сторонах реки Угры; когда стала уже зима, и сильные морозы начали беспокоить плохо одетых татар Ахмата, он, не дождавшись помощи от Казимира, отступил 11 ноября; в следующем году он был убит ногайским князем Иваком, и власть Золотой Орды над Русью рухнула окончательно. 

Иван III начал именовать себя великим князем «Всея Руси», и этот титул в 1494 г. был признан Литвой. Первым из Московских князей он именовался «царем», «самодержцем». В 1497 г. он ввел новый гербовый щит Московской Руси – черного двуглавого византийского орла. Москва, таким образом, заявляла притязания на статус преемницы Византии (позднее псковский инок Филофей назвал ее «третьим Римом»; «вторым» был павший Константинополь).

Государь великий князь Иван III Васильевич.

Иван обладал жестким и упрямым нравом, ему были присущи проницательность и способность предвидения, особенно в вопросах внешней политики.

Иван III Васильевич Собиратель земли русской 

Во внутренней политике Иван укрепил структуру центральной власти, требуя беспрекословного повиновения бояр. В 1497 г. был выпущен свод законов – Судебник, составленный при его участии. Централизованное управление привело к установлению поместной системы, а это, в свою очередь, способствовало формированию нового класса – дворянства, которое стало опорой власти самодержца.

Известный историк А. А. Зимин так оценил деятельность Ивана III: «Иван III был одним из выдающихся государственных деятелей феодальной России. Обладая незаурядным умом и широтою политических представлений, он сумел понять насущную необходимость объединения русских земель в единую державу… На смену Великому княжеству Московскому пришло государство всея Руси».

«В 1492 году Иван III принял решение Новый год исчислять не с 1 марта, а с 1 сентября, так как это гораздо удобнее для народного хозяйства: подводились итоги урожая, готовились к зиме, играли свадьбы».

«Иван III территориально расширил Русь: когда в 1462 году он принял престол, то государство составляло 400 тыс.кв.км, а после его смерти, в 1505 году, оно составило более 2 млн.кв.км».

Летом 1503 г. Иван III Васильевич серьезно заболел, он ослеп на один глаз; наступил частичный паралич одной руки и одной ноги. Оставив дела, великий князь Иван Васильевич отправился в поездку по монастырям.

27 октября 1505 г. Иван III Васильевич скончался. Его наследником стал сын – Василий III. 

В своем завещании он поделил волости между пятью сыновьями: Василием, Юрием, Дмитрием, Семеном, Андреем. Однако старшему он дал все старшинство и 66 городов, в том числе Москву, Новгород, Псков, Тверь, Владимир, Коломну, Переяславль, Ростов, Суздаль, Муром. Нижний и другие».

Похоронен великий князь в Архангельском соборе Московского Кремля.

Историки сходятся во мнении, что правление Ивана III Васильевича было чрезвычайно успешным, именно при нем Русское государство к началу XVI в. заняло почетное международное положение, выделяясь новыми идеями, культурно-политическим ростом.

Иван III разрывает ханскую грамоту. Фрагмент. Худ. Н. Шустов

via

Иван III Васильевич.



Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments